Что произойдет, если украинские и российские военные захотят помириться — есть два варианта

фото: unian

Генштаб ВСУ наложил дисциплинарное взыскание на полковника Алексея Ноздрачева. Это было сделано по результатам служебной проверки действий полковника, который в прошедшем году сделал скандальное заявление, о способности реинтеграции между украинскими и российскими военными, также боевиками, которые ведут войну на Донецком регионе. Вообщем, по воззрению профессионалов, в рядах ВСУ есть люди, которые могли быть не против «интеграции» с противником.

Скандальное заявление о способности «интеграции» украинских военнослужащих с российскими бойцами и боевиками начальник Управления гражданско-военного сотрудничества ВСУ полковник Алексей Ноздрачев, сделал в декабре, во время круглого стола в «Укринформе». «Я вас желаю заверить, что российские военные, которые против нас вели войны и продолжают вести войну, и даже те военные, которые есть в формированиях Донецкой и Луганской областей, если будет принято политическое решение, реинтегрируются чрезвычайно стремительно«, — заверил господин Ноздрачев.

Он также добавил, что с бойцами добровольных батальонов условиться по этому вопросу будет существенно труднее, потому что почти все из их имеют отношение к «праворадикальным течениям». Эти заявления вызвали волну возмущения в соцсетях. Потом господин Ноздрачев был обязан извиниться. Началось служебное расследование, по результатам которого Алексея Ноздрачева снизили в должности за грубое нарушение «требований нормативно-правовых актов, регламентирующих деятельность военных должностных лиц».

Вообщем, опрошенные «Апострофом» специалисты сходятся на том, что выражения полковника не были очень уж далеки от правды. Высокому офицерскому составу украинской армии будет довольно просто объясниться с русскими. Ведь высшие украинские и российские военные чины обучались в одних и тех же университетах, вкупе служили в советской армии, а поэтому у их однообразный метод мышления.

«Ноздрачев — сам по для себя чрезвычайно патриотичный человек. Он вложил довольно сил в развитие Управления гражданско-военного сотрудничества. Но такие вещи не приходят ниоткуда. Практически, он выразил точку зрения управления. Быстрее всего, он давал информацию не от себя cамостоятельно, а просто передавал дискуссии, которые есть в Генштабе», — разъясняет военный обозреватель Михаил Жирохов.

Мировоззрение о том, что высшее командование украинской армии не прочь «объясниться» с россиянами поддерживает и ветеран 46-го отдельного штурмового батальона «Юго-Восток Украины» Артем Новиков.

«Эти люди ментально близки к своим российским коллегам-оппонентам. На 70% украинская и российская армии — близнецы… Юные военные категорически против «примирения», но в Украине нет патриотического офицерского корпуса, хотя конкретно он мог бы сформировать настоящую оппозицию сегодняшним высшим чинам», — добавляет Артем. По его воззрению, советское мышление и дальнее от натовских эталонов свойство подготовки командиров привели к тому, что украинская армия не смогла одолеть разрозненные сепаратистские группировки и российский спецназ в 2014 году.

«Если спуститься в бригады, ротные и взводные опорные пункты, то большинством людей, которые ведут войну с 2014-2015 годов, движет месть. За погибших друзей, побратимов. Они там ради победы», — добавляет видеограф, корреспондент фонда «Вернись {живым}» Анатолий Гаевский. Он работал в Авдеевке, Широкино, на Светлодарской дуге, в Марьинке, Счастье, Попасной и в Станице-Луганской.

Но, проблема к тому же в том, что украинское войско неоднородно. Бывший доброволец и контрактник батальона Нацгвардии «Юго-Восток Украины«, а сейчас публичный деятель Константин Плюснин добавляет, что в украинской армии еще есть и так называемые «заробитчане», которые вступили в армию либо Нацгвардию только ради больших зарплат. Они, как и люди советского образца, вообщем не соображают, что происходит, а время от времени даже поддерживают агрессивные действия РФ. «Некоторые добровольцы могут согласиться на «интеграцию» с боевиками Юго-Востока Украины. Но в целом общество добровольцев идею «интеграции» не примет», — считает Константин.

Михаил Жирохов отмечает, что в вопросе сотрудничества с боевиками дело может дойти даже до вооруженных столкновений между армией и добробатовцами, так как по его воззрению, в случае наличия политической воли, армия будет обязана выполнять и такие несуразные приказы. Но стычки будут носить локальный нрав, а тех, кто из-за «интеграции» добровольно оставит ряды Вооруженных сил, будет мало. Об этом вновь можно судить по примеру российских военных, которые согласились на сотрудничество с местными жителями после окончания Чеченской войны, считает Михаил Жирохов. Кто-то будет ожидать пенсию, а кто-то — апеллировать к тому, что в данной нам жизни больше ничего не умеет.

Локальное недовольство может быть и в случае полной реинтеграции ОРДЛО, к примеру, вследствие выполнения Минских договоренностей. А именно, по воззрению Артема Новикова, чрезвычайно много ветеранов «поедут в Донецк и будут находить людей, которые голосовали, прогуливались с флагами, работали в «министерстве госбезопасности Донецка» либо в «МГБ» Луганска». Но большинство столкновений будут носить локальный нрав, ведь в летнюю пору 2014 после освобождения от боевиков Славянска, Северодонецка, Краматорска и остальных городов не было никакой резни. «Я «оборачиваюсь» посреди переселенцев. Они говорят, «когда я вернусь, то Васе и Пете в огород брошу гранату». Но это не на уровне суровых столкновений. Концлагерей и расстрелов не будет, поэтому что с нашей стороны нет таковой беспощадности», — говорит Михаил Жирохов.

загрузка

Источник

Если вы нашли ошибку в тексте статьи, пожалуйста, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Если вы нашли ошибку в тексте статьи, пожалуйста, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: